Познавательно о навигации. №16

Познавательно о навигации.

Современные исследователи портоланов, голландский картограф и историк Рулоф Николаи и куратор отдела картографии Библиотеки Конгресса США Джон Хесслер, категорически отвергают и версию о «финикийском следе», и кандидатуру Марина. По мнению Хесслера и Николаи, ни финикийцы, ни греки, ни римляне не обладали техническими возможностями и достаточным математическим аппаратом для картографирования гигантского региона площадью 2,5 миллиона квадратных километров.

Кстати, косвенно подтверждает их правоту то, что до сих пор ни одной морской карты, созданной с III по XII век (и даже упоминаний об их существовании), не найдено. Столь же несостоятельна, по мнению американцев, и популярная версия о том, что следы портоланов ведут в легендарную Александрийскую библиотеку. Достаточно сравнить карту древнегреческого географа и математика Эратосфена Киренского (около 276–194 до н. э.), который в течение 40 лет имел неограниченный доступ к ее фондам, с не самым выдающимся по качеству портоланом, например Пизанской картой (Carta Pisana), предположительно 1290 года. И что же? Безвестный пизанский ремесленник, скопировавший этот первый дошедший до нас портолан, побеждает великого Эратосфена с разгромным счетом. Ничуть не лучше и более поздние Птолемеевы карты, на которых Средиземное море изображено с суммарной погрешностью по долготе более 20 градусов. Тогда как даже на самых небрежно обрисованных портоланах эта ошибка не превышает одного градуса. А может, никакой загадки нет вовсе, и портоланы были составлены старым добрым методом проб и ошибок? Например, путем кропотливого усреднения колоссального массива информации, накопленной мореходами за столетия коротких переходов от порта к порту? Достоверно известно, что такая навигационная статистика велась. К примеру, французский географ Гийом Делиль (1675–1726) в начале XVIII века опубликовал карты мира и отдельных континентов, основанные на более чем 10 тысячах компасных измерений, сделанных в течение XVI–XVII веков по обе стороны Атлантики.Скорее всего, к изготовителям портоланов подобная информация стекалась постоянно. По крайней мере, самые авторитетные из них — итальянцы Далорто, Весконте, братья Пиццигано и каталонец Крескес, не говоря уже о португальских королевских картографах, несомненно, были на короткой ноге со своими заказчиками-мореплавателями. О регулярном обновлении портоланов говорят и различия в географических названиях на картах, сделанных в разное время.

Анализируя «математический скелет» карт по методу двумерной регрессии Тоблера, Хесслер с удивлением заметил, что в разные периоды портоланы рисовали по-разному. А именно, естественное «блуждание» магнитного полюса Земли (направления стрелки компаса) относительно положения Полярной звезды (географического полюса) отображалось и на картах. Между 1300 и 1350 годами магнитное склонение в районе «итальянского сапожка» уменьшилось на два градуса, и вскоре на те же два градуса относительно компасных картушек «повернулись» контуры береговой линии на портоланах, датируемых 1350–1450 годами.

В последующие 200 лет магнитный полюс планеты также менял положение, и вместе с ним синхронно менялась невидимая математическая структура портоланов. Значит, с ними непрерывно велась серьезная научная работа. Тогда почему ни одна из картографических школ не оставила после себя архива с черновиками, данными измерений, формулами построения проекций? А может, мы просто плохо ищем или ищем не там? Вероятно, на гигантские периоды истории рано или поздно нам придется взглянуть по-новому.

Благодарим кампанию Navionics.ru за помощь в создании цикла программ.