Тельняшка в стиле Rock. Рекшан и Богданов

Автор Владимир Рекшан. Группа «Санкт-Петербург»

Программа «Тельняшка в стиле рок» привлекает все большее внимание. И это потому, что я – Владимир Рекшан для вас стараюсь быть интересным. 19 августа 1874 года великий князь Константин Николаевич Романов подписал приказ о введении новой формы. Этот день может считаться днем рождения русской тельняшки.

                Первые русские тельняшки описывались так: рубаха вязаная из шерсти пополам с бумагой, цвет рубахи белый с синими поперечными полосами, отстоящими одна от другой на один вершок. Ширина синих полос – четверть вершка, вес рубахи полагается не менее восьмидесяти золотников. Только в 1912 году ширина полос стала одинаковой, каждая по четверти вершка. Одну половину ниток тельника должна составлять шерсть, другую – высококачественный хлопок. День рождения тельняшки не является официальным праздником, отмечается разными организациями, общественными объединениями, как собственная традиция. Очень популярен этот день в Санкт-Петербурге – 19 августа. А теперь композиция классической британской группы Procol Harum с морского альбома “A Salty Dog” (Соленая собака), называется песня замысловато “The Milk Of Human Kindness”, сочинение 1969 года.

                Давно обещаю и не только себе, написать повесть о русском гитаризме. То есть о гитаристах, то есть раскрыть загадку души народа богоносца. Это обещание заведомо невыполнимо, это все равно, что полностью расшифровать законы бытия. Можно описать лишь внешний признак. Со мной играли прекрасные артисты – Никита Зайцев, Сергей Степанов, Сергей Болотников, в нулевые годы наяривал Николай Богданов. Один раз в составе в Санкт-Петербурге на сцене дворца спорта Юбилейный показывал класс Саша Ляпин. Так или иначе, я контачил с огромным количеством не только хороших, но и плохих гитаристов. Каждый имел тайную мысль, свой камень за пазухой. Первые годы я сам был гитаристом и все продвигалось правильно, но с годами, признав ограниченность умений, я все более отдавал территорию песен в руки – это в прямом смысле слова – каких-то загадочных людей.

Возьмем к примеру Николая Богданова. Кое-что о нем можно узнать из книги «Кайф полный», но к началу XXI века, он перестал глотать напитки, содержавшие алкоголь и оттолкнувшись от дна этого бескрайнего моря, в которое ежесекундно втекают не только ликероводочные изделия, вынырнул на поверхность. Уже за это ему можно было поставить памятник, но Николай хотел другое. Он считает себя самым быстрым гитаристом в мире. В алкогольный период он просто пытался проникнуть на сцену к всякой заезжей звезде, типа Ингви Мальмстина и унизить варяга своим мастерством. Перед сценой его перехватывали. Однажды ему все же скоростной трюк удался – это когда Николай работал в оркестре цирка. Запасшись джек — джеком длиной в 30 метров и проглотив литр, Богданов во время кувыркания артисток, встал в полный рост, почти что, не падая, вышел на сцену и отполировал гриф гитары до полного его грифа изнеможения. Артистки попадали, директора цирка разбил паралич, но зрители, особенно половозрелые подростки, Николаю бисировали. Потеряв опору в виде водки, Николай стал тише, но изобретательнее. Когда в Питер в начале столетия приехали Deep Purple … нет, Богданов пользовался интернетом и загодя делал всем предложение поиграть вместе. «Коля, — размышлял я вслух, — вот, допустим, я езжу по свету, музицирую, деньги семье зарабатываю на кринолин, а ты тут, крутой такой и быстрый, как кролик. Скажи, пожалуйста, зачем я стану тебя впускать в свое дело, бизнес, чтобы ты все показал, какое я дерьмо?». «Ничего — ничего», — Николай смотрел на меня своими серыми глазами и все знал сам. Deep Purple на предложение русского умельца не откликнулся. И тогда Богданов поступил, как террорист. Найдя единомышленников в компьютерном клубе, расположенном рядом с ледовым дворцом, в то время, когда бедные Deep Purple чекались на сцене, миновав все кордоны охраны, подземным ходом, Богданов проник в заветное местечко, возник в кругу всемирно известных музыкантов. Гениальный Блэкмор, как известно покинул банду, поэтому Николай обратился к старенькому седенькому Лорду: «Здравствуйте, я ваш новый гитарист». Лорд не понял плохого английского, а респектабельный овальный Гиллан дружелюбно ответил: «Oh, yeah!». Колю конечно выперли, перед встречей, узнав о не совершившемся терроризме, я корил гитариста: «Ты бы нацепил пояс шахида, муляж без взрывчатки, захватил бы их с условием, чтобы они сыграли с тобой одну песню перед зрителями. Ну посидел бы год в дурке, зато все мировое музыкальное сообщество и не только оно, все бы журналы опубликовали твою фотографию, всякие там телеканалы и прочее». Став мудрее и разочаровавшись в мировых гитаристах и их добрых намерениях, Коля разработал план по вовлечению олигархов. Если гитаристы не хотят сами, то их можно купить. И вот в дыму на вершине Олимпа появляется Николай весь в белом и на глазах изумленного человечества и поверженных звезд, полирует свой гриф с первой космической скоростью. На данный момент борьба за олигархов в самом разгаре. Долго он домогался Гэри Мура, высылая ему бесконечно свои записи. Гэри, чтобы Коля успокоился, даже прислал ему амплифайер (усилитель с динамиком).